Momotik.ru

Народный проект

Метки: Литературный немецкий язык и диалекты, филичева н и немецкий литературный язык, литературный немецкий язык, литературный немецкий язык hochdeutsch, литературный немецкий язык это.

Литературный (кодифицированный) немецкий язык (нем. deutsche (kodifizierte) Literatursprache) — язык немецкой литературы, формировавшийся на протяжении всей истории немецкого (верхненемецкого) языка, характеризующийся строгими письменными и устными нормами. Понятие «литературный язык» (нем. Literatursprache) также может быть противопоставлено понятию «стандартный язык» (нем. Standardsprache). Под первым подразумеваются, прежде всего, язык литературы, свободный в плане выбора средств выразительности, когда второй является кодифицированным. Проблема литературного языка является одной из самых острых проблем немецкого языкознания, так как до сих пор среди филологов нет единого мнения о том, чем должен характеризоваться общий для всех жителей немецкоязычных государств немецкий литературный язык[1]. В данной статье будут представлены только те характерные особенности, которые не вызывают существенных противоречий среди учёных и признаются большинством филологов как верные[2][3][4].

История

Возникновение и развитие литературного немецкого языка, формирование его норм и по сей день является одной из наиболее актуальных проблем в немецкой филологии, так как история формирования литературного языка тесно сопряжена с историей становления национального языка. Связывая нормализационные процессы в языке, прежде всего следует учитывать сложную языковую ситуацию в Германии средневековья и нового времени, а также особенности развития немецкой литературы, городской письменности, печати[5][6]. Приобретая наддиалектный характер данные формы языка, тем не менее, не были оторваны от диалектных особенностей и не могли считать свой язык наиболее «чистым»[7]. В этих условиях специфика формирования литературного языка в XVI-XVIII веках была связана с выбором единственного надрегионального (национального) варианта с едиными нормами и очищением языка от заимствований (преимущественно итальянскими, французскими и латинскими)[8][9]. Выделение единой нормы из множества диалектов было непростой задачей, однако понимание необходимости преодоления диалектов было очевидным. В работе «Buch von der Deutschen Poetery»[8] этот «чистый язык» уже стал называться «высоким немецким» (нем. Hochdeutsch), не запятнанным диалектами, «на которых говорят неправильно».

В XVII веке всё большую популярность стал набирать восточносредненемецкий диалект, повлиявший на формирование литературного языка. Он быстро был принят как письменный и в некоторых случаях как городской обиходно-разговорный язык, что позволило ему быстро вытеснить нижненемецкие диалекты из литературы, хотя последние не могли исчезнуть под средненемецким влиянием и продолжали широко использоваться в других сферах[10]. Начало «восточносредненемецкой экспансии» связано с деятельностью Мартина Лютера, который ещё в ранненововерхненемецком периоде развития немецкого языка использовал этот диалект в своих трудах и переводах. Дальнейшее развитие литературного языка из восточносредненемецкого диалекта было связано с целенаправленной деятельностью создававшихся в Германии сообществ (наиболее известное из них — Плодоносное общество) и писателей, которые ратовали за чистоту и единство языка (среди них Грифиус, Олеариус, Опиц, Шоттель, фон Цезен и другие)[11].

В XVIII-XIX веках новыми борцами за чистый и единый язык стали учёные и писатели Лейбниц, Готтшед и Аделунг, которые активно занимались вопросами орфографии, грамматики и риторики, использовали верхненемецкий для письма, рекомендуя его в своих трудах, как самый совершенный из всех немецких диалектов[8]. Так, Готтшед и Аделунг смогли внести существенный вклад в развитие немецкой орфографии, создав первые словари немецкого языка. Позднее Зибс и Дуден дополнили её, реформировав также грамматику и риторику. В XX веке происходит фиксация литературных норм, и особых изменений в грамматике не происходит. Свои особенности немецкого языка были характерны во время прихода власти НСДАП (см. Немецкий язык в Третьем рейхе) и после войны в идеологизированном ГДР (Немецкий язык в ГДР), однако они не повлияли на литературную норму и все нововведения касались исключительно лексических (семантических) сдвигов. До начала XXI века было зафиксировано некоторое расхождение между нормами сценического произношения Зибса и языком немцев, однако характер этого явления не задевает основополагающих норм в настоящем. Считается, что это естественный процесс изменения в произнесении отдельных гласных.

Проблема литературного языка

Одна из основных проблем литературного языка, обозначенная ещё во вступлении, сводится к формализации терминологического аппарата[12][13]. Для определения литературного языка применяют как понятие Literatursprache, так и Standardsprache, которые являются практически синонимами. Тем не менее эти понятия следует различать. Другими терминами, не имеющими чёткого определения, но относящимися к литературному немецкому языку, являются: Schriftsprache — письменный язык (понимается чаще в историческом смысле), Hochsprache — высокий язык (язык художественной литературы, самый чистый язык), Einheitssprache — единый язык, Gemeindeutsch — то же (общенемецкий язык), Dachsprache — общий язык («язык-крыша», объединяющий всех носителей языка). Такая терминологическая каша не позволяет создать единых подходов к описанию литературного языка.

Примечания

  1. Steger H. Bilden gesprochene Sprache und geschriebene Sprache eigene Sprachvarietäten? // Hugo Anst (Hrsg.). Wörter, Sätze, Fugen und Fächer des wissenschaftlichen. Festgabe für Theodor Lewandowski zum 60. Geburtstag. — Tübungen: Gunter Narr Verlag, 1987. — S. 35-58.
  2. Steger H. Normenprobleme // Der öffentiche Sprachgebrauch. Bd. I: Die Sprachnormdiskussion in Presse, Hörfunk und Fernsehen / bearb. v. Brigitta Mogge. — Stuttgart, 1980. — S. 210-219.
  3. Hartmann D. Standardsprache und regionale Umgangssprachen als Vatietäten des Deutschen. Kriterien zu ihrer Bestimmung aus grammatischer und soziolinguistischer Sicht. International Journal of the Sociology of Language. — Berlin, New York: de Gruyter, 1990. — №83. — S. 39-58.
  4. Löffler H. Dialekt und Standardsprache in der Schule // Lehren und Lernen 8, — Berlin, 1982. — S. 3-13.
  5. Жирмунский В. М. Национальный язык и социальные диалекты. Л., 1936. — 296 с.
  6. Гухман М. М., Семенюк Н. Н., Бабенко Н. С. История немецкого литературного языка XVI-XVIII вв. Отв. редакт. член-кор. АН СССР В. Н. Ярцева. — М.: Наука, 1984. — 246 с.
  7. Kraus J., Ludwig K.-D., Schnerrer R. Die Sprache in unserem Leben. / Erika Ising, Kraus Johannes, Ludwig Klaus-Diter, Schnerrer Rosemarie. — 1. Aufl. — Leipzig: Bibliographoisches Institut, 1988. — 244 S.
  8. 1 2 3 Keller R. E. Die Deutsche Sprache und ihre historische Entwicklung // Bearb. und übertr. aus dem Engl., mit e. Begleitw. sowie e. Glossar vers. von Karl-Heinz Mulagk. — Hamburg: Buskem 1986. — 641 S.
  9. Семенюк Н. Н. Формирование литературных норм и типы кодификационных процессов // Языковая норма. Типология нормализационных процессов. Отв. редакт.: д.ф.н. В. Я. Порхомовский, д.ф.н. Н. Н. Семенюк. — М.: Институт языкознания РАН; 1996. — 383 с.
  10. Gernentz H. J. Niederdeutsch — gestern und heute. Beiträge zur Sprachsituation in der Nordbezurken der DDR in Geschichte und Gegenwart. (2. völlig neubearbt. und erweit. Auflage). — Rostock, 1980. — 331 S.
  11. Филичева Н. И. Немецкий литературный языкю — М., 1992. — 175 с.
  12. Hartig M. Soziolinguistik. Angewandte Linguistik des Deutschen. — Bern, Frankfurt am Main, 1985. — 209 S.
  13. Henn-Memmesheimer B. Über Standard- und Nonstandardmuster generalisierende Syntaxregeln. Das Beispiel der Adverbphrasen mit deliktischen Adverbien // Sprachlicher Substandard II / Hrsg. von. Günter Holtus u. Edgar Radtke. — Tübungen: Niemeyer, 1989. — S. 169-228.

Tags: Литературный немецкий язык и диалекты, филичева н и немецкий литературный язык, литературный немецкий язык, литературный немецкий язык hochdeutsch, литературный немецкий язык это.