Momotik.ru

Народный проект

Метки: Первая итало-эфиопская война, первая итало-эфиопская война карта, первая итало-эфиопская война 1895-1896.

Первая итало-эфиопская война

Эфиопское изображение битвы при Адуа
Дата 189526 октября 1896
Место Эфиопия
Итог Победа Эфиопии: Италия признала независимость Эфиопии и выплатила контрибуцию
Территориальные
изменения
Небольшие части Эритреи были аннексированы Эфиопией
Противники
Италия
при поддержке:
Великобритания
Эфиопия
при поддержке:
Россия
Франция
Командующие
Оресте Баратьери
Антонио Бальдиссера
Менелик II
 
Колониальный раздел Африки
Франко-тунисская война

Восстание махдистов Войны с мандинго Битва при Догали Первая франко-дагомейская война Pioneer Column Expedition Вторая франко-дагомейская война Первая англо-ндебельская война Англо-ашантийские войны Первая итало-эфиопская война Вторая англо-ндебельская война Бенинская экспедиция Центральноафриканская экспедиция Фашодский кризис Вторая англо-бурская война Геноцид племён гереро и нама Танжерский кризис Восстание Бамбаты Франко-вадаиская война Агадирский кризис Вторая франко-марокканская война Итало-турецкая война Восстание Маритза

Итало-эфиопская война (Первая Абиссинская война) была одним из очень редких случаев успешного вооруженного африканского сопротивления европейским колонизаторам в XIX веке.

Содержание

Статистика Итало-эфиопской войны

Воюющие страны Население (на 1895 год) Мобилизовано солдат Убито солдат
Эфиопия 11 666 000 100 000 17 000
Италия 30 913 700 20 000 12 000
ВСЕГО 42 579 700 120 000 29 000

Причины войны

К 1895 г. черный континент был в значительной степени разделен между европейскими державами, но Эфиопия — одна из немногих стран Африки — сохраняла независимость. Италия, опоздавшая к разделу мира, рассчитывала захватить Эфиопию и сделать ее главной составной частью своих колониальных владений. К этому времени могущество Эфиопской империи осталось в далеком прошлом, страна была разобщена, власть монарха над крупнейшими магнатами — почти условна. Поэтому итальянцы недооценивали противника и представляли себе эту войну легкой военной прогулкой. Но за свою многовековую историю Эфиопия не теряла своих государственных традиций, и колонизаторам предстояло столкнуться с гораздо более организованной и многочисленной армией, чем в других регионах Африки.

В марте 1889 г. император Эфиопии Йоханнес IV был убит в сражении при Мэтэме с суданцами-махдистами. Наследственный правитель области Шоа, принадлежащий к боковой ветви императорской династии, Сахле-Марьям, провозгласил себя императором Эфиопии под именем Менелика II — не без итальянского вмешательства. Главную опасность для Менелика первоначально представлял его соперник в борьбе за трон, сын Йоханныса IV — рас Мэнгэша, правитель Тигре. Поэтому 2 мая 1889 г. Менелик подписал с Италией Уччальский договор о дружбе и торговле; по нему Эфиопия признавала за Италией право на обладание Эритреей и частью северной эфиопской провинции Тигре — многие из уступленных территорий уже находились в руках итальянцев или связанных с Италией вождей. Тексты, написанные в договоре на амхарском и итальянском языках, различались в пункте о правах итальянцев. В амхарском говорилось: «Его Величество царь царей Эфиопии может прибегать к услугам правительства Его Величества итальянского короля во всех делах с прочими державами и правительствами»; в итальянском вместо слова «может» стояло «согласен», которое Италия понимала как «должен». Узнав, что Рим требует протектората над всей Эфиопией, основываясь на неправильном переводе договора, Менелик II сначала искал дипломатического решения назревающего конфликта. Не добившись успеха, он в феврале 1893 г. объявил о расторжении Уччиальского договора со 2 мая 1894 г.

Готовясь к войне, Менелик посылал военные экспедиции на юг и восток, чтобы присоединить новые территории, добыть золото, слоновую кость, рабов, наладил производство кофе. Налоги с новых земель принесли немалые доходы. Против Италии и ее союзницы Великобритании Менелик нашел союзников прежде всего в лице православной России и также Франции, которые поддерживали Эфиопию не на официальном уровне (Россия и на официальном), но с готовностью продавали ей современное оружие, артиллерию и боеприпасы (кроме того были безвозмездные поставки из России). После того, как два года хороших урожаев заполнили зернохранилища Эфиопии (Кроме того в Эфиопию прибыла группа военных добровольцев из России, во главе с Леонтьевым, в которую входили, в том числе, офицеры-артиллеристы), Менелик II мог считать себя готовым к войне.

Боевые действия

Итальянский экспедиционный корпус под командованием Оресте Баратьери насчитывал 20 тыс. чел. Все солдаты итальянской армии были экипированы по последнему слову техники. Менелику вначале удалось собрать всего 30 тыс. воинов. Итальянцы считали, что без труда справятся с небольшой, плохо вооруженной эфиопской армией. Но они не ожидали, что Менелика деятельно поддержат большинство подвластных племен, в том числе враждовавшие с императором; даже рас Мэнгэша подчинился ему и принял активное участие в борьбе с колонизаторами. В императорское войско вливались все новые и новые ополченцы. В армии Менелика появилась артиллерия (сорок горных орудий «кавказского образца» были чудом доставлены из России), а снабжение солдат провизией было поставлено лучше, чем у итальянцев.

В марте 1895 г. итальянцы заняли Адди-Грат, а к октябрю овладели всеми крупными городами провинции Тигре. К концу года под командованием Менелика оказалась 112-тыс. армия. Первоначально Менелик планировал вести войну на изнурение; теперь, располагая численно превосходящей армией, он впервые со времени Теодроса II решился сразиться с европейцами в открытом поле. 7 декабря 1895 г. в битве при Амба-Алаги двоюродный брат императора, рас Мэконнын, с 15 тыс. эфиопов уничтожил 2,5-тыс. отряд с 4 орудиями. 21 января 1896 г. после длительной осады эфиопы принудили к сдаче крепость Мэкэле; итальянский гарнизон (1,5 тыс. чел.) по договору ушел с оружием в руках. После капитуляции Мэкэле эфиопский император обратился к Оресте Баратьери с мирными предложениями. Несмотря на мягкие условия (восстановление границ, очерченных по Уччиальскому договору, и заключение нового союзного договора), итальянцы отказались. И Менелик, и Баратьери выжидали; Баратьери делал ставку на раскол в эфиопской армии, тем более что Менелик подсылал лже-шпионов, которые сообщали благоприятные для итальянцев сведения — что недовольные феодалы уходят с отрядами в свои владения или что император внезапно заболел.

Менелик не предпринимал никаких действий, стянув войска к Адуа. Более месяца на фронте царило затишье, запасы провизии у обеих сторон начали истощаться. Эфиопские партизаны все смелее нападали на итальянцев. Рим требовал наступать, премьер-министр Италии Франческо Криспи в ярости начал обвинять генерала Баратьери в пассивности и даже в трусости. Баратьери первоначально предполагал отойти к Адди-Кэйих, что и было осуществлено, но 29 февраля 1896 г. снова выдвинулся в направлении Адуа: он рассчитывал вызвать нападение превосходящих по численности эфиопских сил, чтобы их атака разбилась об оборону итальянцев.

Наступление на Адуа осуществлялось тремя колоннами, каждая насчитывала по бригаде, четвертая двигалась сзади как резерв. Эфиопы занимали прекрасную позицию, они были защищены с флангов и с фронта. Две марширующие итальянские колонны из-за неверных схем местности пересекли друг другу дорогу; левая колонна, напротив, оторвалась от главных сил на 6 км. К утру 1 марта 1896 г. начались бои, которые превратились в разрозненные столкновения. Расстрелявшая еще раньше все снаряды итальянская артиллерия оказалась бесполезной. Оба фланга были смяты, левая колонна бежала в панике, правая окружена Мэконныном и почти уничтожена. Итальянцы потеряли 11 тыс. убитыми и ранеными и 3,6 тыс. пленными, всю артиллерию, множество современных винтовок. Эфиопы потеряли 6 тыс. убитыми и 10 тыс. ранеными (высокие потери объяснялись наступательным характером действий эфиопов и большой плотностью их рядов). Атакующий характер действий эфиопской армии был вынужденным по причине недостаточного вооружения (поставки основного количества (30000-60000) современных винтовок Бердана из России были прехвачены итальянскими и британскими колониальными властями до начала войны), а также феодальной структуре и системе организации и управления эфиопской армии (например, буквальный перевод эфиопского аналога командира полка, как атакующий во главе, реально соответствовал действительности; по сути Эфиопия не имела регулярной армии). Итальянцы удержали Адди-Грат и еще несколько пунктов в провинции Тигре, а Менелик, дойдя до границ Эритреи, повернул назад — он не хотел усиления правителя Тигре в результате присоединения Эритреи; к тому же снабжение императорской армии на эфиопском Севере было затруднено. Но и итальянцы, пришедшие на помощь Адди-Грату, вывели оттуда свой гарнизон.

История войны

Вероятно, дипломатическим демаршем, непризнания и окончательного разрыва Уччильского договора, следует считать демонстративную посылку масштабной дипломатической миссии во главе с кузеном Менелика II расом Дамтоу в Санкт-Петербург в 1896 году.[1] Предшествующие дипломатические контакты с миссией Машкова позволили установить негласный межгосударственный союз России и Абиссинии (Машков лично принимался царём для докладов о результатах). Уччильский договор запрещал самостоятельную дипломатию, по этой причине дипломатическая миссия в союзной России стала демаршем по разрыву договора.

Занятие итальянцами Асэба (1880) и Массауа (1885) на африканском побережье Красного моря и их стремление постепенно расширить границы своих владений за счет соседней абиссинской провинции Тигре и подвластной Абиссинии земли Богос, привели Италию к вооруженному столкновению с Абиссинией, закончившемуся разгромом итальянских войск под Адуа в 1896 году.

К началу войны граница итальянской территории (Эритрейской колонии), согласно договорам, заключенным с Менеликом в 1889 и 1890 годах, проходила по рекам Маребу, Белез и Лебке. Кроме того ими были заняты Керент, Агордат и Касала, отнятая у дервишей. Все гавани и прибрежные пункты между Массовой и Ассабом, находились во власти итальянцев. Масова была укреплена, кроме того, во многих пунктах от Арафали до Касалы были возведены форты, что вызвало разброску итальянских сил. Состав и численность итальянской экспедиционного корпуса постоянно изменялись в зависимости от хода событий и неблагоприятных для европейцев климатических условий. Значительная часть колониальных войск была сформирована из туземцев, представлявших прекрасный боевой материал. В туземных батальонах только командный состав был из итальянцев. Большой недостаток ощущался в кавалерии, доставка которой была трудна, да и лошади, привезенные из Европы, не переносили африканскую жару. Пехота была вооружена винтовками образца 1887 года и частью скорострельными 6,5 мм ружьями. Артиллерия имела преимущественно 42 мм пушки.

Большую помощь эфиопам оказала группа русских военных советников-добровольцев во главе с есаулом Кубанского казачьего войска Николаем Леонтьевым. По этой причине они понимали особенности ожидаемых действий Итальянцев значительно лучьше чем генерал Братиери их.

В Абиссинии все население подлежало воинской повинности. Воины собирались под начальством своих старшин (шумов) по племенам, которыми командуют расы, правители областей. Воинов сопровождают слуги, несущие продовольствие и тяжести. Люди очень умеренны в пище: мешка с мукой, носимого каждым на спине, хватало на 14 дней. По истощению носимого запаса, абиссинцы переходили к довольствию местными средствами, что нередко было связано с прекращением военных действий. Кроме пики и кривой сабли, были вооружены ружьями. Они упорны в бою и часто вступают врукопашную. В одиночном бою чрезвычайно искусны, хорошие стрелки, но огонь открывают лишь на близких расстояниях. Армия разделяется на тактические единицы по племенам. Боевой порядок состоит из нескольких стрелковых цепей или нескольких линий кучек, полукругом охватывающих противника. Атаки стремительны. Кавалерия (выставляемая галласами) атакует по флангам и движется или вместе с пехотой или впереди. Кавалерия и пехота стреляют на ходу и мечут дротики. На вооружении артиллерии состояли 34 мм пушки Гочкиса. В распоряжении негуса могло собраться до 200 тыс. воинов.

Некоторые неудачи (при Догали в 1887 году и у Саганетти в 1888 году), постигшие итальянские войска в период, предшествующий войне, не могли не подорвать их престижа. Поэтому абиссинцы, сознавая свое численное превосходство, отважились перейти в наступление. Ещё в декабре 1894 года генерал Баратьери, командовавший итальянскими войсками, получил сведения о наступлении с юга абиссинских войск под началом Рас Мангашиа и Рас Агос и с запада — дервишей. Баратьери, с отрядом в 3700 чел., выдвинулся к Адуа и занял её 28 декабря. Рас Агос отошёл в Аксум, а Мангашиа двинулся к Сенафе. У Галая и Коатита Баратьери разбил последнего 1314 января 1895 года. Наступление абиссинцев, хотя и окончившееся для них неудачей, указало итальянскому правительству на грозившую опасность. В виду этого, в Африку были спешно отправлены подкрепления, оружие и боевые припасы, а на месте было сформировано 8 рот туземной милиции.

К концу 1895 года в распоряжении Баратьери было 17-20 тыс. чел. (4 батальона европейцев по 600 чел., 8 туземных батальонов по 1200 чел., 8 рот туземной милиции по 200 чел., около 2 тыс. кавалерии, артиллерии, инженерных и других вспомогательных войск и до 2 тыс. местных жителей). В марте 1895 года Баратьери занял Адиграт и устроил там форт. В сентябре прошёл слух о приближении 30 тыс. армии Раса Маконена. Но наступление шло крайне медленно и в октябре появился лишь небольшой отряд Раса Мангашиа. Баратьери, разбив его близ Антало, уехал в Масову. Итальянские войска в это время занимали весьма разнообразное положение. Бригада генерала Аримонди находилась в Адигарте; майор Гальяно с 1 батальоном при 2 оружиях — в Макале; передовой отряд майора Тезелли (2450 чел и 4 скоростные пушки) — Амба-Аладжи, а его передовые посты были у Дуббара. Слухи о наступлении абиссинцев под началом самого негуса не прекращались.

2 декабря Баратьери послал из Масовы приказ войскам сосредоточиться у Адиграта и сам прибыл туда же. 5 декабря Тезелли получил известие о наступоении Раса Маконена и просил у генерала Аримонди поддержки, который передвинулся к ф. Макале. Аримонди, не получивший ещё приказа Баратьери, реши л6 декабря пойти с 500 чел. на помощь Тезелли, о чём и послал еме извещение. Получив после этого сообщение от Баратьери о сосредоточении к Адигарту, он все-таки двинулся в Амба-Аладжи. В свою очередь, Тезелли решил упорно обороняться на позиции у Амба-Аладжи и, в ожидании прибытия подкреплений, занял её очень растянуто. В резерве у него оставалось только 3 роты. На рассвете 7 декабря абиссинцы атаковали его 3 колоннами, охватив с обоих флангов. Итальянцы дрались упорно. Но в 11 ч. Тезелли, видя, что помощь не прибывает, отправил в тылы свой вьючный обоз, а затем в 12.40 дня отдал приказ об отступлении. Путь отступления проходил по узкой дороге над обрывом, с которого абиссинские стрелки расстреливали отступавших итальенцев. Отряд Тезелли отбивался 7 часов и почти весь был истреблен. Его остатки (3 офицера и 300 нижних чинов) принял на себя Аримонди, подходивший на выручку. После чего Аримонди быстрым ночным маршем к утру 8-го возвратился к Макале. Форт был хорошо укреплен, но в нём не было воды, а ближайший источник находился вне сферы огня. Блок-гауз, прикрывавший к нему доступ, был недостаточно крепок для самостоятельной обороны. В Макале был оставлен гарнизон из 1500 чел. туземных войск при 2 горных орудиях под началом майора Гальяно, Аримонди же отошёл к Адигарту. Рас Маконен обложил Макале.

По получению известия о поражении под Амба-Аладжи и о блокаде Макале абиссинцпми, в Италии было решено послать Баратьери подкрепление из 14 батальонов по 600 чел., и 5 горных батарей по 6 орудий, всего 11 тыс. чел. Эти войска, отправленные из Италии 16-17 декабря, прибыли в Масову 24 декабря и только к началу января 1896 года подошли к Адигарту. Т. о. у Баратьери собралось 15—16 тыс. чел. Для охраны транспортных судов при высадке, а также для обороны побережья, была отправлена в Чёрное море эскадра из 7 судов. Прибывший 10 декабря к войскам, Баратьери отозвал из Ауда бывшую там роту и со всеми силами продвинулись к Ада-Агамус. Одна бригада была выслана к ущелью Агула, находившемуся в 18 км от Макале. В это время у Макале сосредоточилась уже вся армия Менелика (около 60 тыс. при 40 скорострельных орудиях). 7 января форт был окружен. 20 января истощился запас воды, бывший в форте, и майор Гальяно капитулировал. Сдавшиеся войска, в сопровождении Раса Маконена, были отправлены для передачи их в отряд Баратьери.

Между тем, главные силы негуса, под прикрытием этого авангарда, совершили фланговый марш к Адуа, куда отошёл и Рас Маконен. Т. о. абиссинская армия переместила линию на направление Адуа-Гондар. Прежняя линия от Макале на оз. Ашианги проходила по стране уже значительно истощенной войной. Для абиссинской армии, довольствовавшейся местными средствами, требовался новый район, откуда она могла бы их получать в достаточном количестве. Кроме того, имея свои пути обеспечения, она заняла угрожающее фланговое положение по отношению сообщений Баратьери Адиграт-Асмара.

Итальянца в свою очередь переместили фронт на запад и передвинулись в направлении к Адуа на позицию Саурия. Теперь их путь отступления отходил от правого фланга.

Негус, во время перерыва военных действий, предложил Баратьери заключить мир при условии, чтобы итальянцы признали своей границей, установленную Учиалийским договором 1889 года, линию по рекам Маребу и Белезе и изменили некоторые статьи этого договора в пользу Абиссинии. Но Баратьери не согласился. В ночь на 14 февраля отрядами тигринских расов, бывших сначала на стороне итальянцев, было произведено нападение на передовой пост на высотах Алеква. Небольшой итальянский отряд, посланный на поддержку поста, был захвачен в плен. Выбитые потом с позиции под Алеква, тигринцы обратились к партизанским действиям в тылу Баратьери и прервали телеграфное сообщение с Масовой. Между тем, партизанская деятельность абиссинцев развивалась. Они появлялись на главном пути сообщения с Асмарой в тылу итальянских войск.

Корпус Баратьери к этому времени состоял из 4 бригад: ген. Аримонди (2900 чел.), ген. Дабармида (3050 чел.), ген. Эллена (3350 чел.) и ген. Альбертоне (8300 туземцев и 2560 артиллеристов и других войск): всего 20 160 чел. и 52 орудия. Не рассчитывая на успех против втрое сильнейшего противника, Баратьери отдал 15 февраля приказ об отступлении. Но появление 10 тыс. отряда абиссинцев на левом берегу р. Мареба, в направлении на Годофеласи, показало трудность этой операции. Тогда Баратьери решил предпринять демонстрацию против правого фланга абиссинской армии с целью заставить её оттянуть с севера войска.

Произведенная 24 февраля усиленная резведка действительно вызвала уход отряда с р. Мареба. По полученным сведениям, у негуса много воинов начало покидать лагерь по болезни или утомлению. Король Годжама желал мира. Сильные отряды были отправлены на север для фуражировок и грабежа. На усиление своих сил Баратьери не мог рассчитывать, в виду трудности доставки продовольствия, которое уже было на исходе. необходимо было принять решение для выхода из тяжелого положения, тем более, что момент казался наиболее благоприятным для итальянской армии.

На военном совете было признано постыдным начать отступление, не произведя хоть какой-нибудь демонстрации против неприятеля. Баратьери решил предпринять 1 марта (в воскресенье, когда абиссинцы могли находится в церкви) рекогносцировку в более широких размерах, в виде демонстративной атаки, чтобы в случае удачи иметь возможность спокойно отойти к северу. Об этом решении Баратьери, постоянно сносившийся с Римом, не донес правительству. 29 февраля в 9 ч. в. итальянские войска выступили к Адуа 3-мя колоннами. Правая колонна генерала Дабармида (6 бат., 3 горные батареи и 1 бат. милиции) направлена на Мариам Шиавиту к горному проходу Ребби-Ариенне; левая — ген. Альбертоне (4 туземных батальона, 3 горн. батареи) шла на Абба Карима к горному проходу Шидоне Мерет; средняя — ген. Аримонди (5 батальона, 2 батареи, рота туземцев) для связи крайних колонн; за средней колонной шёл резерв ген. Эллена (6 батальона, 2 скор. батареи, 1 туземный батальон и инженерная рота). Баратьери был при резерве. При составлении диспозиции, у Баратьери не имелось достаточно верных сведений ни о расположении противника, ни о местности. Рекогносцировка не была произведена, а руководствовались планом, составленным в штабе по рассказам туземцев. Офицерам отряда не было сообщено о цели ночного марша. Во время похода колонны были разделены значительными расстояниями (до 5 км) и местными препятствиями. Ни связь, ни разведка не велись надлежащим образом.

Бой начался около 7 часов утра 1 марта в левой колонне. Плохо ориентировавшийся ген. Альбертоне направился на Энда Шида Мерет, расположенный на 7 км впереди и левее того места, к которому следовало идти. Авангард этой колонны, продвинувшийся дальше прохода, был окружен и отброшен на свою колонну. Альбертоне развернулся на позиции восточной высоты Абба-Карима, о чём и сообщил Баратьери. В 8:30 абиссинцы огромной массой окружили позицию Альбертоне, охватив её с обоих флангов, при чём часть их направилась к проходу Ребби-Ариенне, врезавшись клином в расположение итальянцев и разобщив их колонны. Баратьери, услышав выстрелы, приказал колонне Аримонди занять позицию у холмов Амба-Райо, а резерву ген. Эллена поддержать левую колонну. Ген. Дабармида было приказано идти влево для поддержки Альбертоне. Но итальянские войска, разбросанные на значительном расстоянии т разделенные препятствиями и неприятелем, не могли сосоредоточиться своевременно на важном пункте.

В 10 часов утра колонна Альбертоне была опрокинута и отброшена на позицию между горой Райо и проходом Ребби-Ариенне, где развернулись войска Аримонди и Эллена. Но и здесь бой длился недолго. Атакованные главными силами негуса, итальянцы в 12:30 были сбиты с этой позиции и обратились в беспорядочное бегство. Колонна ген. Дабармида, выдвинувшаяся в долину Мариам Шавиту, вначале имела некоторый успех, но потом была окружена превосходящими силами противника. После упорного боя она покинула поле сражения в 16 часов. Итальянцы в паническом страхе бежали в 2-х направлениях: на Асмару и Ади-Кайе, сделав в один переход 70 км.

Абиссинцы произвели беспощадное избиение отступавших. Убитых было до 10 000 чел. Общие потери итальянцев павшими и пленными: 288 офицеров, 14 257 нижних чинов, что составляет (не считая 50 офицеров и 2700 нижних чинов, не участвовавших в бою) 58,4 % офицеров и 68,5 % нижних чинов. Вся артиллерия и обоз достались абиссинцам. Вся страна от Адиграта до Сенафе перешла во власть неприятеля, и итальянские войска, занимавшие различные пункты для обеспечения сообщений, оказались в затруднительном положении.

Между тем, в Май-Марете и Бараките было 4 свежих батальона, которые могли облегчить положение отступавших войск. Части эти, не получая приказаний, 2 марта отошли к Ади-Кайе, не присоединив к себе батальона, занимавшего форт в Адигарте, который и был там окружен абиссинцами. Войска негуса сначала расположились у Ада-Агамус, но через некоторое время начали отходить на Адиграт и Макале к оз. Ашианги из-за недостатка продовольствия и наступления дождливого периода.

Весть о поражение под Адуа произвела сильное впечатление на Рим и привела к отставке министерства Криспи. Парламент вотировал заем в 140 млн на борьбу с Абиссинией. В Африку было послано 12 батальона пехоты, 4 бататальона альпийских стрелков, 4 горные батареи и рота инженерных войск. Общее число войск предположительно было довести до 40 000 чел. Баратьери был привлечен к суду, а пост губернатора Эритрейской колонии занял ген. Бальдиссера. Он успокоил войска и сосредоточил 15-16 тыс. чел. в районе укрепленных пунктов Гура, Саганетти, Галай и Ади-Кайе. Посланный им к Касале отряд против дервишей, отбросил их за р. Атбару. В окрестностях Адиграта находился 22 000-ый отряд Раса Мангашиа, оставленный негусом. Бальдиссера в мае двинулся к Адиграту, чтобы вывести оттуда оставшийся батальон. Не встретив препятствия со стороны абиссинцев, 7 мая он присоединил к себе гарнизон форта и отошёл к Сенафе, так как итальянским правительством было решено установит границу Эритрейской колонии по рекам Маребу и Белезе и вообще придерживаться более осторожного образа действий. В Италии ясно осознавали, что после тяжелого поражения не могло быть и речи о восстановлении престижа или освобождении пленных силою оружия.

Завершение войны

После сражения Менелик вернулся в столицу и стал ждать мирных предложений. Крупных столкновений больше не происходило. Дискредитированное правительство Криспи через две недели начало переговоры. Россия организовала деятельную дипломатическую поддержку ведению мирных переговоров. 26 октября 1896 г. в Аддис-Абебе был подписан мирный договор, по которому Италия, уплатив контрибуцию, признала независимость Эфиопии. Северная граница Эфиопии, установленная по этому миру, остается таковой и по настоящее время. Менелик заставил итальянцев признать полный суверенитет Эфиопии; впервые в новой истории европейская держава выплатила контрибуцию африканской стране. Представителей официальной Италии еще долго в насмешку называли «данниками Менелика». 1 марта и сегодня считается национальным праздником Эфиопии.

Литература

  • Кобищанов Ю. М., Райт М. В. Исторический очерк в кн. «История Эфиопии». — Издательство «Наука», 1988.
  • Цыпкин Г. В., Ягья В. С. История Эфиопии в новое и новейшее время. — Издательство «Наука», 1989.
  • Бартницкий А., Мантель-Heчко И. История Эфиопии. — Издательство «Прогресс», 1976.
  • Карнацевич В. Л. 100 знаменитых сражений. — Харьков, 2004.
  • Елец Ю. Император Менелик и война его с Италией. — СПб., 1892.
  • Орлов Н. А. Итальянцы в Абиссинии 1890—1896 гг. — 1897.

Ссылки

  1. Кто такой граф Абай?
  • Диссертация "Российско-эфиопские дипломатические и культурные связи в конце XIX-начале XX веков"
  • Казаки у императора Менелика Второго
  • http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/056/980.htm
  • http://www.onwar.com/aced/nation/ink/italy/fitalyethiopia1895.htm

Tags: Первая итало-эфиопская война, первая итало-эфиопская война карта, первая итало-эфиопская война 1895-1896.