Momotik.ru

Народный проект

Метки: Первый съезд советских писателей и его значение, первый съезд советских писателей состоялся в году, первый съезд советских писателей и его значение кратко.

Перейти к: навигация, поиск
Первый съезд советских писателей

«Литературная газета». Отчёт о Первом съезде писателей
Отрасль

Литература

Место проведения

Дом Союзов

Город/область

Москва

Страна

СССР СССР

Дата первого проведения

1934

Посещаемость

более 590 делегатов

Первый съезд советских писателей — всесоюзное собрание литераторов, проходившее в Москве с 17 августа по 1 сентября 1934 года[1].

На мероприятии присутствовали делегаты с решающим (376 человек) и совещательным (215 человек) правом голоса, а также более 40 иностранных гостей. С докладами выступали Максим Горький, Самуил Маршак, Корней Чуковский, Николай Бухарин, Юрий Олеша, Илья Эренбург, Алексей Толстой и другие[2]. Помимо литераторов, на съезд прибыли нарком просвещения РСФСР Андрей Бубнов, председатель Осоавиахима Роберт Эйдеман, первый заместитель наркома обороны СССР Ян Гамарник[3].

Делегаты съезда приняли устав Союза писателей СССР; основным методом советской литературы был признан социалистический реализм[2][4].

В течение нескольких лет после окончания съезда 220 его участников подверглись репрессиям[5].

Подготовка к съезду

Куратор съезда Андрей Жданов

Разговоры о необходимости создания писательской организации начались задолго до проведения самого мероприятия. По утверждению журналиста Александра Беляева, впервые эта идея была озвучена ещё в 1920-х годах, когда вышел в свет роман-антиутопия Евгения Замятина «Мы», в котором шла речь о контроле за литературой с помощью Института Государственных Поэтов и Писателей[6].

В апреле 1932 года вышло в свет постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций», призванное объединить разрозненные писательские группы в монолитную структуру. Тогда же был создан оргкомитет Союза писателей (председатель Максим Горький), задачей которого стала подготовка съезда писателей[7]. Из-за организационных проблем дата созыва съезда несколько раз переносилась; менялись имена докладчиков и темы для выступлений[6].

Писатель Михаил Пришвин, побывавший в ноябре 1932 года на пленуме оргкомитета, писал в дневнике, что будущая писательская организация «есть не что иное, как колхоз»[8].

В мае 1934 года основные работы, связанные с подготовкой мероприятия, были возложены на Андрея Жданова[9]. Тогда же секретно-политический отдел ГУГБ НКВД СССР начал собирать информацию о настроениях в литературном сообществе и готовить характеристики будущих делегатов[10].

Работа съезда

По свидетельству участников, атмосфера напоминала большой праздник: играли оркестры, у входа в Колонный зал делегатов приветствовали толпы москвичей, на стенах Дома союзов были развешаны портреты Шекспира, Мольера, Толстого, Сервантеса, Гейне. Предприятия столицы — «Трёхгорка», метростроевцы, железнодорожники — направляли на съезд своих представителей с напутствиями и пожеланиями[69]. Колхозники рекомендовали Михаилу Шолохову, чтобы в продолжении «Поднятой целины» Лукерья стала «ударницей коммунистического производства». Пионеры входили в зал с наставлениями: «Есть много книг с отметкой „хорошо“, / Но книг отличных требует читатель»[70].

Как вспоминала участница съезда Елена Хоринская, у делегатов была возможность в любой момент заказать машину для поездки по личным нуждам и бесплатно получить билеты на любые спектакли или концерты. Питание писателей было организовано в ресторане, расположенном неподалёку от Колонного зала[71].

Основной доклад был прочитан Горьким, который говорил о том, что коллективный писательский труд поможет авторам лучше узнать друга, «перевоспитаться в людей, достойных великой эпохи»[72]. Часть его выступления была посвящена Достоевскому, которого Горький назвал «ненасытным мстителем за свои личные невзгоды и страдания»[73].

Его содокладчик Самуил Маршак рассказал делегатам о наказах от детей и напомнил, что для юных читателей нужно писать самые разные книги: научные, документальные, художественные[74].

В выступлении Виктора Шкловского утверждалось, что Достоевского «нельзя понять вне революции». Говоря о Маяковском, докладчик заявил, что вина поэта не в том, «что он стрелял в себя, а в том, что он стрелял не вовремя»[5].

Борис Пастернак и Корней Чуковский на Первом съезде писателей (1934 год)

Пастернака, которому было уготовано место в президиуме, присутствующие приветствовали «продолжительными аплодисментами». В докладе он рассуждал о том, что поэзия — это «голос прозы, проза в действии, а не в пересказе»[5]. Когда в зале появились метростроевцы, поэт попытался взять из рук одной работницы тяжёлый инструмент, после чего объяснил делегатам, что это было «безотчётное побуждение» интеллигента[75].

Продолжительных аплодисментов удостоился и Исаак Бабель. Его речь была посвящена пошлости, которая в новую эпоху «уже не дурное свойство характера, а преступление». Поэт Николай Тихонов посвятил своё выступление ленинградским поэтам, на которых «наибольшее влияние» оказал Сергей Есенин[5].

Юрий Олеша, признав, что писатель вживается в образы своих героев, в том числе отрицательных, заметил, что «в художнике живут все пороки и все доблести»[5]. Речь его казалась искренней; в дни съезда он верил, что «все сомнения, все страдания прошли». Спустя несколько дней после своего выступления он в приватной беседе сказал Эренбургу, что больше не сможет писать — «это было иллюзией, сном на празднике»[76].

Присутствовали более 590 делегатов.
  • Более 96 % участников — мужчины
  • Средний возраст — 36 лет
  • Выходцы из крестьян — 42 %
  • Пролетариат — 27 %
  • Интеллигенция — около 13 %
  • Прозаики — 33 %
  • Поэты — 19 %
  • Критики — 12 %
  • Члены ВКП(б) — около 50 %
—  Юрий Петраков[77].

Большой резонанс вызвал 24-страничный доклад Николая Бухарина; его выступление, в котором цитировались стихи Бальмонта и Гумилёва[5], а Пастернак был назван первым из советских поэтов[78], стало поводом для полемики, в которой участвовали Александр Безыменский и Демьян Бедный[9].

Фраза Леонида Соболева о том, что «партия дала писателю все права, кроме права писать плохо», стала одной из самых популярных; как вспоминал Евгений Шварц, в коридорах её повторяли на все лады[79].

Горький, который, как заметили некоторые делегаты, был в дни съезда очень болен[80], в своём заключительном слове поставил вопрос о создании в Москве «Театра классики». Кроме того, он обратил внимание на необходимость поддержки поэтов и прозаиков Восточной и Западной Сибири и высказал мысль о выпуске периодических альманахов с произведениями национальной литературы[81].

Пафосную обстановку мероприятия нарушали разговоры в кулуарах. Чекисты зафиксировали реплики Бабеля о том, что «съезд проходит мёртво, как царский парад», и поэта Михаила Семенко, сказавшего, что из-за гладкой атмосферы ему хочется бросить в президиум «кусок дохлой рыбы»[6]. Корней Чуковский впоследствии вспоминал о том, какую тоску в нём вызвал «этот съезд»[82].

Выбрали правление, одобрили устав. Горький объявил съезд закрытым. На следующий день у входа в Колонный зал неистовствовали дворники с мётлами. Праздник кончился[83].

Утверждение метода социалистического реализма

Беседа Иосифа Сталина с Максимом Горьким

Словосочетание «социалистический реализм», впервые появившееся на страницах «Литературной газеты» за два года до начала работы съезда, было на мероприятии одним из самых распространённых: о нём упоминалось почти во всех докладах, в том числе полемических. Так, Александр Фадеев выразил обеспокоенность в связи с тем, что повсеместное использование нового метода приведёт к созданию «сусальной литературы». Николай Бухарин призвал в рамках соцреализма сохранить творческую свободу поэтов и отказаться от «обязательных директив в этой области»[84].

Итог дискуссиям положил Горький, который в своём выступлении назвал целью соцреализма развитие творческих способностей человека «ради победы над силами природы»[2]. В принятом на съезде уставе Союза писателей СССР социалистический реализм был признан основным методом советской литературы и советской критики, «требующим от художника правдивого, исторически-конкретного изображения действительности в её революционном развитии»[4].

Зарубежные гости

Список иностранных литераторов, приглашённых на съезд, был составлен заранее — в него вошли писатели, в которых советский режим «был заинтересован»[85]. Критерии, по которым выбирались зарубежные гости, были в основном сформулированы куратором мероприятия Андреем Ждановым: это люди, симпатизирующие СССР и социалистическому строительству. В их число вошли Луи Арагон, Мартин Андресен Нексё, Жан-Ришар Блок, Андре Мальро, Рафаэль Альберти[85].

Делегаты съезда приветствовали не только этих литераторов, но и тех, кто отсутствовал: Ромена Роллана, Анри Барбюса, Бернарда Шоу, Генриха Манна. С докладами выступали Андерсен-Нексё, призывавший художников «давать приют всем, даже прокажённым», и Андре Мальро, рассуждавший о том, что «фотография великой эпохи — это ещё не великая литература»[86].

Обслуживанием зарубежных гостей занимался «Интурист». Политбюро рекомендовало этой структуре, находившейся под контролем НКВД, не только «обратить особое внимание на качество работы гидов, обеспечив при проведении экскурсий с интуристами толковые, исчерпывающие и политически выдержанные объяснения», но и «отменить по всей системе приём чаевых»[85].

Итоги

В состав президиума Союза писателей СССР были избраны Максим Горький (председатель), Александр Афиногенов, Фёдор Гладков, Леонид Леонов, Александр Серафимович, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Лидия Сейфуллина, Илья Эренбург, Николай Тихонов[77]. На местах начали создаваться региональные ячейки СП с необходимым аппаратом, правлением и председателями[71]. У литераторов появилась возможность продвинуться по номенклатурной стезе и улучшить своё материальное положение: должностные оклады сотрудников Литфонда в 1935 году варьировались в диапазоне от 300 (секретарь правления) до 750 (директор) рублей[87][88].

Съезд наметил разделение литераторов по ранжиру. Главным писателем страны стал Горький; ведущим детским поэтом — Маршак; на роль основного поэта «прочили Пастернака»[89]. По словам представителя ленинградской делегации Вениамина Каверина, поводом к появлению негласной табели о рангах послужила фраза Горького о том, что нужно «наметить 5 гениальных и 45 очень талантливых» писателей; остальных литераторов докладчик предлагал включить в число тех, кто «плохо организует свой материал и небрежно обрабатывает его»[90]. Публицист Михаил Кольцов откликнулся на слова Горького фразой:

Я слышал, что уже началась делёжка. Кое-кто уже осторожно расспрашивает: а как и где забронировать местечко если не в пятёрке, то хотя бы среди сорока пяти[90]?

К числу итогов съезда относится и растянувшееся на почти три десятилетия исключение Достоевского из истории русской литературы: после выступлений Горького и Шкловского автора «Бесов» стали называть изменником[91].

Участники съезда. Сидят (слева направо): Али Назим, Самед Вургун, Алексей Толстой, Максим Горький, Салман Мумтаз. Стоят: 2-й справа — Мехти Гусейн, 3-й справа — Джафар Джаббарлы, 3-й слева — Микаэл Рафили

Финансовые итоги показали, что на эксплуатацию здания за две недели было потрачено 54 000 рублей. Питание одного делегата обходилось организаторам в 40 рублей (общая сумма — 300 000 рублей). Отдельная статья расходов была связана с подарками участникам, фотографированием, бесплатной подпиской на газеты и журналы — на эти нужды ушло более 34 000 рублей. В ситуации, когда средняя зарплата советского рабочего составляла 125 рублей, совокупные затраты на проведение съезда писателей превысили 1,2 миллиона рублей[87].

Вскоре после мероприятия в регионы начали поступать директивы о подготовке к выходу социально значимых произведений. По линии секции драматургов были направлены рекомендации более чем пятидесяти литераторам «о создании драматургических произведений, достойных великой даты 20-летия Октября»[92]. Секретно-политический отдел ГУГБ НКВД СССР, отслеживая настроения писателей после возвращения домой, констатировал, что в регионах реакция на итоги съезда вялая, и литераторов больше интересуют собственные бытовые проблемы, нежели общественные вопросы[87].

Не остались без внимания и зарубежные гости, участвовавшие в работе съезда: по данным отдела печати и издательств ЦК, в 1935 году в Советском Союзе вышло в свет сто книг иностранных авторов; лидерами по тиражам стали Арагон, Барбюс, Мальро и другие литераторы, входившие в «номенклатурные списки „друзей“» СССР[85].

Несмотря на масштабную пропагандистскую работу, отдельные решения съезда долго оставались невыполненными. Так, идея создания Союза писателей РСФСР была воплощена в жизнь только в 1958 году[9].

Съезд бросал из жара в холод и сменял какую-нибудь радостную неожиданность давно знакомым всё уничтожающим заключением[93].

Второй съезд советских писателей состоялся через двадцать лет после первого, в 1954 году. Основным докладчиком был поэт и общественный деятель Алексей Сурков[94]. В число главных вопросов, стоявших на повестке дня, входило «совершенствование и обогащение метода социалистического реализма»[95].

Судьбы участников

Треть участников съезда (182 человека) погибла в течение нескольких следующих лет в тюрьмах и ГУЛАГе. Ещё 38 человек были репрессированы, но остались живы[5][96].

По свидетельству Елены Хоринской, в Бурятии и других небольших республиках репрессии в отношении литераторов были страшнее, чем в центре, и билет члена Союза писателей не служил щитом[71].

Среди тех, кто был объявлен «врагами народа», — Исаак Бабель, Михаил Кольцов, Борис Корнилов, Борис Пильняк, Афзал Тагиров, Паоло Яшвили, Салман Мумтаз, Али Назим, Мамед Кязим Алекперли и другие делегаты съезда[77].

Примечания

  1. Краткая литературная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1972. — Т. 7. — 1008 с.
  2. 1 2 3 Первый всесоюзный съезд советских писателей. Стенографический отчёт. — Государственное издательство художественной литературы, 1934. — 718 с.
  3. Эпилог: Мемуары. — М.: Аграф, 1997. — С. 183. — 560 с. — ISBN 5-7784-0017-9.
  4. ↑ Краткая литературная энциклопедия / Главный редактор А. А. Сурков. — М.: Советская энциклопедия, 1972. — Т. 7.
  5. ↑ Чтоб Кафку сделать былью // Звезда. — 2004. — № 10.
  6. ↑ Лирический порох решили держать сухим // Российская газета. — 2004. — № от 17.08.
  7. Краткая литературная энциклопедия / Главный редактор А. А. Сурков. — М.: Советская энциклопедия, 1972. — Т. 7. — С. 110—114.
  8. М. Пришвин Из дневников 1930-1932 годов // Взгляд: Критика, полемика, публикации. Выпуск 3. — М.: Советский писатель, 1991. — С. 456. — 496 с. — ISBN 5-265-01495-0.
  9. ↑ Очерки номенклатурной истории советской литературы (1932—1946) // Вопросы литературы. — 2003. — № 5.
  10. Первый Всесоюзный съезд советских писателей (1934 год) и его место в литературной жизни СССР // Воронежский государственный университет.
  11. Стенографический отчёт, 1934, с. 1
  12. Стенографический отчёт, 1934, с. 2-5
  13. Стенографический отчёт, 1934, с. 6-19
  14. Стенографический отчёт, 1934, с. 21-39
  15. Стенографический отчёт, 1934, с. 39-49
  16. Стенографический отчёт, 1934, с. 50-57
  17. Стенографический отчёт, 1934, с. 63-71
  18. Стенографический отчёт, 1934, с. 74-103
  19. Стенографический отчёт, 1934, с. 104-112
  20. Стенографический отчёт, 1934, с. 113-126
  21. Стенографический отчёт, 1934, с. 126-136
  22. Стенографический отчёт, 1934, с. 136-140
  23. Стенографический отчёт, 1934, с. 141-145
  24. Стенографический отчёт, 1934, с. 148-151
  25. Стенографический отчёт, 1934, с. 164-166
  26. Стенографический отчёт, 1934, с. 166-167
  27. Стенографический отчёт, 1934, с. 170-173
  28. Стенографический отчёт, 1934, с. 179-182
  29. Стенографический отчёт, 1934, с. 182-186
  30. Стенографический отчёт, 1934, с. 188-191
  31. Стенографический отчёт, 1934, с. 192-195
  32. Стенографический отчёт, 1934, с. 199-202
  33. Стенографический отчёт, 1934, с. 203-206
  34. Стенографический отчёт, 1934, с. 206-209
  35. Стенографический отчёт, 1934, с. 217-219
  36. Стенографический отчёт, 1934, с. 221-223
  37. Стенографический отчёт, 1934, с. 229-232
  38. Стенографический отчёт, 1934, с. 232-234
  39. Стенографический отчёт, 1934, с. 234-236
  40. Стенографический отчёт, 1934, с. 254-256
  41. Стенографический отчёт, 1934, с. 256-257
  42. Стенографический отчёт, 1934, с. 267-269
  43. Стенографический отчёт, 1934, с. 275-278
  44. Стенографический отчёт, 1934, с. 278-280
  45. Стенографический отчёт, 1934, с. 286-287
  46. Стенографический отчёт, 1934, с. 292-318
  47. Стенографический отчёт, 1934, с. 319-321
  48. Стенографический отчёт, 1934, с. 322-324
  49. Стенографический отчёт, 1934, с. 354-356
  50. Стенографический отчёт, 1934, с. 367-372
  51. Стенографический отчёт, 1934, с. 385-396
  52. Стенографический отчёт, 1934, с. 416-423
  53. Стенографический отчёт, 1934, с. 439-442
  54. Стенографический отчёт, 1934, с. 464-466
  55. Стенографический отчёт, 1934, с. 479-503
  56. Стенографический отчёт, 1934, с. 504-515
  57. Стенографический отчёт, 1934, с. 528-530
  58. Стенографический отчёт, 1934, с. 533-537
  59. Стенографический отчёт, 1934, с. 546-548
  60. Стенографический отчёт, 1934, с. 548-549
  61. Стенографический отчёт, 1934, с. 557-559
  62. Стенографический отчёт, 1934, с. 565-567
  63. Стенографический отчёт, 1934, с. 572-573
  64. Стенографический отчёт, 1934, с. 573-577
  65. Стенографический отчёт, 1934, с. 611-614
  66. Стенографический отчёт, 1934, с. 639-640
  67. Стенографический отчёт, 1934, с. 662-667
  68. Стенографический отчёт, 1934, с. 675-681
  69. Илья Эренбург Люди, годы, жизнь. — М.: Советский писатель, 1963. — С. 417-418. — 790 с.
  70. Ирина Лукьянова Корней Чуковский. — М.: Молодая гвардия, 2006. — С. 595. — 989 с. — ISBN 5-235-02914-3.
  71. ↑ Елена Хоринская "Это были необычайные дни!" // Урал. — 2004. — № 6.
  72. Речь на Первом Всесоюзном съезде советских писателей 22 августа 1934 года // Правда. — 1934. — № 232.
  73. Эпилог: Мемуары. — М.: Аграф, 1997. — С. 185-186. — 560 с. — ISBN 5-7784-0017-9.
  74. Ирина Лукьянова Корней Чуковский. — М.: Молодая гвардия, 2006. — С. 596. — 989 с. — ISBN 5-235-02914-3.
  75. Илья Эренбург Люди, годы, жизнь. — М.: Советский писатель, 1963. — С. 420. — 790 с.
  76. Илья Эренбург Люди, годы, жизнь. — М.: Советский писатель, 1963. — С. 421. — 790 с.
  77. ↑ Первый съезд // Московский литератор.
  78. Архангелский А. Н. Вакансия поэта // Б. Пастернак. Стихотворения и поэмы. — М.: АСТ, 1999. — С. 10. — 704 с. — ISBN 5-7390-0346-6.
  79. Ирина Лукьянова Корней Чуковский. — М.: Молодая гвардия, 2006. — С. 598. — 989 с. — ISBN 5-235-02914-3.
  80. Илья Эренбург Люди, годы, жизнь. — М.: Советский писатель, 1963. — С. 427. — 790 с.
  81. Заключительная речь на первом всесоюзном съезде советских писателей 1 сентября 1934 года // Правда. — 1934. — № 242.
  82. Ирина Лукьянова Корней Чуковский. — М.: Молодая гвардия, 2006. — С. 599. — 989 с. — ISBN 5-235-02914-3.
  83. Илья Эренбург Люди, годы, жизнь. — М.: Советский писатель, 1963. — С. 431. — 790 с.
  84. Эпилог: Мемуары. — М.: Аграф, 1997. — С. 194-195. — 560 с. — ISBN 5-7784-0017-9.
  85. ↑ Очерки номенклатурной истории советской литературы. Западные полигримы у сталинского престола (Фейхтвангер и другие) // Вопросы литературы. — 2004. — № 2.
  86. Илья Эренбург Люди, годы, жизнь. — М.: Советский писатель, 1963. — С. 422-424. — 790 с.
  87. ↑ Жизнь под цензурой // Новый мир. — 2006. — № 11.
  88. Валентина Антипина Повседневная жизнь советских писателей. 1930-1950-е годы. — М.: Молодая гвардия, 2005. — 416 с. — (Живая история: Повседневная жизнь человечества). — ISBN 5-235-02812-0.
  89. Ирина Лукьянова Корней Чуковский. — М.: Молодая гвардия, 2006. — С. 596. — 989 с. — ISBN 5-235-02914-3.
  90. ↑ Эпилог: Мемуары. — М.: Аграф, 1997. — С. 190. — 560 с. — ISBN 5-7784-0017-9.
  91. Эпилог: Мемуары. — М.: Аграф, 1997. — С. 189. — 560 с. — ISBN 5-7784-0017-9.
  92. Твори, выдумывай, не пробуй! // Волга. — 2012. — № 3-4.
  93. Ирина Лукьянова Корней Чуковский. — М.: Молодая гвардия, 2006. — С. 598. — 989 с. — ISBN 5-235-02914-3.
  94. Эпилог: Мемуары. — М.: Аграф, 1997. — С. 342. — 560 с. — ISBN 5-7784-0017-9.
  95. Краткая литературная энциклопедия / Главный редактор А. А. Сурков. — М., 1972. — Т. 7.
  96. Эпилог: Мемуары. — М.: Аграф, 1997. — С. 513-515. — 560 с. — ISBN 5-7784-0017-9.

Литература

  • Первый всесоюзный съезд советских писателей. Стенографический отчёт. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1934. — 718 с.


Tags: Первый съезд советских писателей и его значение, первый съезд советских писателей состоялся в году, первый съезд советских писателей и его значение кратко.