Momotik.ru

Народный проект

Хорезмско-тюркский язык
Регионы:

Центральная Азия, Хорезм и оазисы по нижнему течению р. Сыр-Дарья

Статус:

мёртвый

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Алтайская семья

Тюркская ветвь
Карлукская группа
Карлукско-хорезмийская подгруппа
Письменность:

арабское письмо, уйгурское письмо

Языковые коды
ISO 639-1:

См. также: Проект:Лингвистика

Хорезмско-тюркский язык, варианты названия: карлукско-хорезмийский, восточнотюркский, среднетюркский, огузо-кыпчакский, золотоордынский или хорезмско-золотоордынский (для периода XIII-XIV вв.) — язык относящийся к юго-восточной группе тюркских языков, однако по ряду фонетических и морфологических признаков сохраняет преемственные связи с караханидско-уйгурским языком, относящимся к северо-восточной группе.

Содержание

Лингвогеографические сведения

Областями, в которых с XII в. складывался хорезмско-тюркский язык, являлись Хорезм и оазисы по нижнему течению р. Сыр-Дарья с городами Сыгнак, Узгенд и Сузак, где этнически преобладали соответственно: огузские племена по р. Аму-Дарья и кыпчакские - по р. Сыр-Дарья. После включения данных областей в состав Золотой Орды они сохранили роль литературных центров, и произведения на хорезмско-тюркском языке имели распространение и в Поволжье.

Социолингвистические сведения

Хорезмско-тюркский язык представляет собой письменно-литературный язык наддиалектного характера. Памятники хорезмского круга обнаруживают различную степень смешанности грамматических форм и лексики литературного стандарта, ориентированного на караханидско-уйгурский письменный язык, с живыми огузскими и кыпчакскими диалектами. Так, в поэме "Хосров и Ширин" Кутба (около 1340 г.) и в прозаическом богословско-дидактическом сочинении "Нахдж аль-фарадис" Махмуда Али (1358 г.) преобладали черты караханидского (ко времени написания, вероятно, уже архаичного) языка с включением огузских и кыпчакских элементов. В поэмах же "Мухаббат-наме" Хорезми (1353 г.) и "Гулистан би-т-туркй" Сайфи Сараи (1391 г.) огузо-кыпчакские признаки выступает гораздо явственнее, причем огузские формы заметно превалирует над кыпчакскими. В более ранних памятниках - стихах мистика Ясеви (XII в.) и в поэме "Кысса-и Юсуф" Али (1212 г.), напротив, шире представлены кыпчакские формы.

Сведения об учебно-педагогическим статусе отсутствует.

Основной тип письменности, использовавшийся для хорезсмко-тюркского языка, - арабское письмо, однако многие памятники выполнены также уйгурским письмом, продолжавшим существовать в Средней Азии наряду с более распространенным арабским вплоть до XVI в.

Аффиксы именного словоизменения, как правило, пишутся отдельно от основ.

Являясь промежуточной фазой по существу единого литературного (но не народно-разговорного) языка для многих тюркских племен Центральный и Средней Азии, отчасти Поволжья (между этапом караханидско-уйгурского языка и этапом чагатайского языка), хорезмско-тюркский язык не представляет определенной последовательной линии развития, а отмечен колебаниями в отборе и исользовании языковых средств, связанными с авторской ориентацией на ту или иную этническую среду; известные коррективы на этот счет необходимо вносить и в связи с теми изменениями, которые производили переписчики (многие произведения дошли в поздних списках).

Литература на хорезмско-тюркском языке развивалась в ареале распространения и высокого престижа таджико-персидской литературы, язык который оказывал заметное воздействие на хорезмско-тюркский язык на всех уровнях. В хорезмско-тюркском языке, как и в других средневековых тюркских языках, наряду с арабизмами, вошедшими вместе с исламом, много лексических заимствований из фарси, расширявших также и звуковой состав хорезсмко-тюркского языка. Несомненно роль персидских, как и, в меньшей степени, арабских союзов в утверждении союзных синтаксических конструкций, не характерных ранее для тюркских языков; широкое распространение имела конструкция определительного сочетания из двух имен - персидский изафет. Число заимствованных морфологических элементов незначительно, они встречаются лишь в заимствованной лексике, почти не распространяясь на собственно тюркские слова.

Лингвистическая характеристика

Фонологические сведения

Арабское и уйгурское письмо недостаточно точно и последовательно передавали звуковой строй хорезмско-тюркского языка, как и любого другого тюркского языка, для которого они применялись. Скупо передавался вокализм: в арабском письме для 8-9 гласных было три знака: знаком для а передавали тюркские а, ä, возможно, также ę; знаком для i - тюркские y, i, ę; знаком для u - четыре гласных: o, u, ö, ü. Уйгурский алфавит по сравнению с этим имел дополнительный знак для огубленных переднего ряда ö/ü.

Гласные
Раствор Ряд
Палатальный Велярный
Неогубленные Огубленные Неогубленные Огубленные
Узкий i ü y u
Широкий ä ę ö а o

Стихотворные произведения на хорезмско-тюркском языке базируется на арабо-персидской метрической системе, строившейся на чередовании длинных и коротких слогов. Тюркская лексика в ткани стиха условно получала долгие и краткие гласные, однако за пределами рецитации стихов подобное разделение гласных не было значимым.

Консонантизм хорезмско-тюркского языка отличается от общетюркского состояния, во-первых, наличием ряда новых фонем, во-вторых снятием ограничений на дистрибуцию некоторых старых. Вместе с лексическими заимствованиями в состав согласных входят, хотя и продолжают стоять особняком звуки ǯ, ž, v, f, h, x, причем v, f, x отмечаются спорадически и в собственно тюркских словах, появляясь здесь в результате спирантизации соответствующих исконных смычных.

Заимствования вызывают появление в анлауте слов не только указанных выше "новых" звуков, но и таких согласных, которые ранее были характерны только для инлаута и ауслаута, это - p, š, z, r, l, а также d, который есть и в заимствованных словах, и в исконных. Последнее является признаком южных (огузских) элементов в литературном хорезмско-тюркском языке.

Согласные
По способу образования По месту образования
Губные Переднеязычные Среднеязычные Заднеязычные
Смычные Звонкие b m d n ǯ g ŋ
Глухие p t č k
Фрикативные Звонкие v r l z ž δ j
Глухие f s š

Характер ударения в слове в хорезмско-тюркском языке установить невозможно, так как оно не отражалось на письме. Сингармонизм, свойственный тюркскому слову, находил лишь частичное отражение в арабском и уйгурском письме. О нёбной гармонии гласных можно судить на основании двух графических особенностей: во-первых, по наличию и употреблению особых графем для велярных и палатальных аллофонов фонем гуттурального ряда - в арабском письме "каф" для q, "гайн" для

См. также

Литература

  • Тенишев Э.Р. Языки мира: Тюркские языки. — М.: Институт языкознания РАН, 1996. — 543 с. — ISBN 5-655-01214-6